blog21

Categories:

"Радио Микс" - как это было. Интервью со Стасом Никольским

В середине 90-х самыми модными и популярными региональными средствами массовой информации являлись музыкальные радиостанции. Пионером была радиостанция «Радио Микс». Появившись 3 декабря 1993 года, она стала настоящим глотком свежего воздуха. Все побежали слушать радио и начали скупать УКВ-радиоприёмники, которые ловят эту радиостанцию.

По радио крутили современную музыку, там были доступны прямые эфиры, можно было дозвониться и передать привет, пообщаться с ведущим, заказать песню и многое другое. О работе на «Радио Микс» я поговорил с одним из бывших ведущих этой радиостанции Стасом Никольским (Воробьёвым).

Оригинал интервью: https://forum.na-svyazi.ru/?showtopic=2859843

– Когда ты пришёл на радио? Насколько тяжело было туда устроиться?

– На радио я попал в 1997 году. Наверное, можно считать это случайностью, потому что о работе в эфире я не думал, хватало других забот. Но однажды, когда мы в очередной раз со знакомым водителем (я тогда работал в «Связьинформе») ехали по заданию и слушали «Микс», он спросил: «Вот ты в музыке хорошо разбираешься, английский знаешь, голос неплохой, почему на радио не устроишься? Тут недавно объявление было в эфире, ди-джеи требуются». Спустя некоторое время объявление повторили, я запомнил время и место и в нужный день поменялся сменами, чтобы попасть на прослушивание.

Первый отбор прошел довольно сумбурно: собралась толпа народа, организаторы явно не знали, что с этим делать, переписали данные, все вместе немного потусили и разошлись. Естественно, никто не перезвонил. Месяца через полтора объявление вновь появилось в эфире, я решил попытаться во второй раз. Людей пришло значительно меньше, отбор проводил Фарид Ибрагимов (ныне Петр Левински, «Серебряный дождь»), но и тут не очень задалось. Акцент в первую очередь был сделан на тех, кого работники «Микса» знали лично. Я к этой категории не относился. В итоге попал на радио только с третьей попытки, в октябре. Прослушивание проводила Полина Чебоксарская: и ей, и рекламной службе понравились мои голос, интонации, дикция. Потом позвали Таню Фадеичеву, она тоже одобрила мою кандидатуру и попросила Дениса Михайлова (ди-джей Дэн) взять меня под свое крыло. Так я попал на стажировку.

Фото времён работы на "Вашем радио"
Фото времён работы на "Вашем радио"

– Каким был путь от стажера до ведущего?

– Всё началось с ночных эфиров. С 21:00 до 22:00 шел «Микс-привет», завершавший третью смену, после которого начиналось мое время. Сначала Денис показывал мне, как сводить композиции, что при этом делать, знакомил с оборудованием, рассказывал, как вообще устроена жизнь на радио. В час ночи, когда передатчик выключали на технический перерыв, я садился за пульт и начинал самостоятельно имитировать эфир, говорил в микрофон, сводил треки, придумывал связки для песен и так далее. Так продолжалось примерно две недели, во время которых я начал уже сам выходить в эфир, а потом Денис внезапно сказал: «Молодец, у тебя всё классно получается. Готовься, послезавтра первый эфир, утром с 7 до 11». Это был легкий шок. Утренняя смена – одна из самых напряженных: куча информации, работа с новостниками, прямые включения, и смогу ли со всем этим справиться, я не знал. Но Денис подбодрил – мол, ты молодец, всё получится. В итоге мой первый самостоятельный эфир оказался сущим адом. Голос дрожал, мысли путались, я запинался, заикался – в общем, после этого дебюта месяца на два я опять ушел на ночные смены.

Газета "Молодежный курьер", декабрь 1997 года
Газета "Молодежный курьер", декабрь 1997 года

Как-то днем в свободное время сидел на «Миксе», и оказалось, что Маше Светловой не с кем вести «Проволоку» – дневную программу поздравлений с 14:10 до 15:00, во время которой «Микс» выходил не только на 66,26, но и на первой кнопке проводного радиовещания. Она предложила мне попробовать, я согласился, всё прошло отлично, после чего я стал чаще появляться в эфире, обрел псевдоним и перестал быть стажером.

С псевдонимом отдельная история. Маша, которая в тот момент была нашим музыкальным редактором, сказала: «Тебе нужен псевдоним. Будешь либо Стас Орлов, либо Стас Никольский». Других вариантов не было, я сам себе так псевдоним придумать и не смог, Орловым быть не захотел, так что стал Никольским.

Одно из воспоминаний, связанных с «Проволокой», – это трудовая повинность. Каждый день к нам приносили пачки писем со всей республики, в которых лежали заполненные купоны с поздравлениями, вырезанные из популярных газет. Надо было их отсортировать по датам, неразборчиво написанные отправить в мусорку. Их было огромное количество, и, естественно, не все попадали в эфир в нужную дату, так как в 50 минут эфира уместить их было нереально. Из-за этого к нам часто звонили с претензиями – почему наше поздравление не прозвучало в эфире? Приходилось отвечать, что не получили или потерялось. Если же пытались зачитывать большее количество поздравлений в ущерб песням, начинались претензии иного характера – почему в эфире вместо целой песни прозвучали всего полторы минуты и т. д. Золотую середину здесь найти было нереально, увы.

Газета "Молодежный курьер", декабрь 1997 года
Газета "Молодежный курьер", декабрь 1997 года

– Где находилось «Радио Микс» в то время? Какие были условия работы?

– «Микс» находился в самом центре города, в Театре оперы и балета. Мы занимали четыре комнаты на 4 этаже: эфирная, новостная, комната отдыха и подготовки к эфиру, студия звукозаписи. Еще была рекламная служба, но она располагалась отдельно, на первом этаже, с отдельным входом с улицы, чтобы рекламодателям было удобно. Жизнь на станции кипела и бурлила, никто не проводил на ней исключительно рабочее время. Все были чем-то заняты, подключались к обсуждениям программ. Если вдруг звукорежиссеру надо было кого-то выдернуть для записи рекламного ролика, недостатка в голосах не было. Вообще «Радио Микс» в те годы было клубом по интересам, объединявшим огромное количество творческих людей со всего города. В студии «Микса», к примеру, частично записывались первые альбомы «Белых братьев».

Альбом Белых Братьев "Крутым парням солнце светит всегда"
Альбом Белых Братьев "Крутым парням солнце светит всегда"


Интересно было наблюдать, как МухАмор и Эл сидят за компом и ищут интересные сэмплы, чтобы положить их на бит и создать таким образом музыку, на которую потом уже можно будет начитать тексты. Есть поговорка: «Художник должен быть голодным». Такими мы по сути и были, потому что работа на радио нам ничего, кроме известности, не приносила. Зарплаты были номинальными, постоянно задерживались, выплачивались небольшими порциями раз в месяц или два. Самым популярным блюдом в обед был роллтон, заваренный в кружке. Приходилось подрабатывать в других местах, чтобы хоть как-то себя обеспечивать. И это несмотря на то, что рекламы было много и станция не только полностью себя обеспечивала, но и приносила прибыль.

Газета "Молодежный курьер", декабрь 1997 года
Газета "Молодежный курьер", декабрь 1997 года

– Насколько легко было прийти к вам потусоваться?

– Только если ты был знаком с кем-то из сотрудников. У нас была своеобразная пропускная система, состоявшая из бабушки-вахтера на входе, пропускавшей людей, только если их встречали на входе после телефонного звонка. Летом рядом с театром проходили встречи поклонников «Микса» – они собирались на скамейках, поджидали ди-джеев, брали автографы, общались. Иногда на станцию окольными путями (через гараж или другие входы в театр) проникали поклонницы, тихонько приходили и садились посмотреть, как работает радио. Потом их, правда, просили уйти.

Вообще сам по себе театр представляет из себя огромное монстровое здание с кучей площадей, комнат, переходов, подземных помещений. Во время ночных смен, когда был перерыв с часу ночи до пяти утра, мы часто ходили по театру и изучали, как он устроен. Было очень интересно и захватывающе. Однажды мы умудрились раздобыть ключ от выхода на крышу и получили возможность ночью вытаскивать туда стулья, чайник, бутерброды и пить чай с видом на ночной город. В общем, романтики у нас тоже хватало.

– Кто были самыми знаменитыми ведущими в 1997 году?

– В тот момент, когда я пришел на радио, на «Миксе» самыми именитыми и матерыми были Денис Михайлов, Таня Фадеичева, Маша Светлова, Добрый Ленин и Женя Енокян. Еще, конечно, был Фарид Ибрагимов, но он тогда уже переходил на «Ваше радио». Вообще среди ведущих тогда была довольно сильная текучка: во-первых, шла смена поколений, во-вторых, люди, которые уже состоялись в радиоэфире, искали другие места, где можно было заработать. Кто-то уходил на «Ваше Радио», кто-то переезжал в Москву и устраивался там.

– А какие конкуренты в эфире были, кроме «Вашего радио»?

– На тот момент в коммерческом эфире существовали три станции: «Радио Микс», «Ваше Радио» и «Европа плюс». Еще было несколько государственных радиостанций, но программ, которые могли заинтересовать молодую аудиторию, там было мало. Чем был привлекателен «Микс» в то время – он был живой и настоящий, не скованный жесткими рамками. Пожалуй, единственное, что было под строжайшим запретом, – это русская попса. К примеру, даже в «Проволоке», когда заказывали «Руки вверх», мы ставили только одну композицию – «Лишь о тебе мечтая». Tequilajazz, «Несчастный случай», Oasis, Radiohead, современные технотреки – примерно так выглядело направление, составлявшее основу эфира «Микса». Музыкальным редактором на тот момент была Маша Светлова, опытные ведущие с ней часто ругались: надо по-другому плейлист составлять, другие песни в него включать. Но сейчас, оглядываясь назад, понимаю, как здорово в то время «Микс» воспитывал музыкальный вкус у слушателей.

Рекламы хватало тогда у всех, у нас ее тоже было полно. Иногда рекламные блоки могли идти по пять-шесть минут, это воспринималось нормально. Слушатели, правда, ворчали во время утренних эфиров: одна реклама, слушать невозможно, как вы так можете. Но, еще раз повторюсь, станция на тот момент была прибыльной, хоть это и не отражалось на кошельках сотрудников.

Газета "Молодежный курьер", декабрь 1997 года

– Какое оборудование использовалось на радио в середине 90-х? Много было компьютеров? На каких носителях была записана музыка?

– На всём «Миксе» было всего три компьютера: один в рекламной службе, один у информационников и музыкального редактора, один в студии звукозаписи. Вся музыка в тот момент, когда я пришел на радио, воспроизводилась либо с компакт-дисков, либо с мини-дисков. Концертный микшерный пульт «Электроника ПМ-03», два проигрывателя компакт-дисков, два проигрывателя мини-дисков, две пары наушников Sennheiser и два микрофона Shure SM58, стойки с компакт-дисками и мини-дисками – вот, собственно, и всё оборудование. Не было возможности, как на современных станциях, забить плейлист в программу на компе и сидеть готовиться к сводкам песен и программам. Надо было отыскать нужный диск, а для этого необходимо было четко ориентироваться в музыкальной базе, найти нужный трек, прослушать начало, выставить на нужный момент – и только потом пара минут отдыха. Со временем всё это делалось автоматически, но поначалу было сложновато. Наверное, все ведущие того времени знают, как много можно успеть сделать за 10 секунд до того, как закончится играющая в эфире песня.

Именно поэтому, если не было возможности оперативно найти нужную песню, во время «Микс-привета» приходилось за эфиром уговаривать позвонивших заказать что-то другое – с CD, лежавшего поблизости.

Эти же особенности работы отражались и на естественных потребностях организма. Студия находилась в одном конце коридора, туалет в другом. Приходилось подыскивать песню, звучавшую подольше, ставить ее в эфир, лосем нестись по коридору в другой конец здания, потом обратно и готовить следующую песню.

– Какие были популярные передачи?

– Вне всякой конкуренции в то время были «Проволока» (программа поздравлений) и «Микс-привет». Естественно, был крут и «Рэп-канал», который вели «Белые братья». После того как на радио пришел Юра Иванов (DJ Ray), в число самых популярных вошло «Звездное небо». Именно он ввел моду на музыку эмбиент в ночных эфирах.

Вообще программ было много, простор для творчества был огромен. Надо было придумать идею, создать для программы так называемую «оболочку» (заставки, подложки, отбивки и т. д.), и согласовать эфирное время. Уже когда я ушел с «Микса», Володя Миксон и Рома Высоцкий создали «Пейджинг-шоу» и «Миксаденс», ставшие очень популярными. Кстати, сборники «Миксаденса» Миксон вместе со своей женой (DJ Sveta) выпускает до сих пор: https://promodj.com/mixadance

Обложка сборника «Миксаденс», 2000 год. Версия без РКН здесь: https://tlg.wtf/blogcheb/3316
Обложка сборника «Миксаденс», 2000 год. Версия без РКН здесь: https://tlg.wtf/blogcheb/3316

– Слушатели дозванивались в прямом эфире. Какие с этим были истории? Были слушатели, от которых старались технично избавляться?

– Истории были самые разные. В то время у нас не было телефона с АОН, поэтому звонки приходилось принимать все. Естественно, мы это делали не в прямом эфире, а вне него, пока играет песня. Слушателей приходилось фильтровать: если слышишь, что человек пьян или неадекватен, сбрасываешь звонок, принимаешь другой. Бывали слушатели, которые считали своим долгом дозвониться в эфир каждый день во что бы то ни стало, их тоже узнавали по голосу и старались сбрасывать. В тот момент одним из топовых дозванивавшихся на все розыгрыши и в прямые эфиры был парень, прикованный к инвалидной коляске. Для него радио было одним из способов разнообразить жизнь, приходилось вежливо с ним договариваться, периодически выпуская в эфир.

Отрывок из газеты "Молодежный курьер", декабрь 1997 года
Отрывок из газеты "Молодежный курьер", декабрь 1997 года

– Использовались ли пейджеры в работе радиостанции?

– В то время нет. Хотя однажды я позволил небольшую вольность. У меня тогда появился пейджер, который я с помощью Фарида Ибрагимова, подрабатывавшего в «Мобил Телекоме», подключил на красивый двузначный номер 91. И в один из вечеров, когда я вел «Микс-привет», взял да и выдал в эфир – мол, теперь вы можете присылать сообщения и на пейджер. Как мне тогда показалось, всё прошло хорошо, сообщения валились массово, я их читал, слушатели были довольны. На следующий день мне позвонил Фарид и сказал, что если продолжу в том же духе, меня отключат.

Выяснилось, что целый час все операторы «Мобил телеком» работали только на одного абонента – на меня, а всем остальным сообщения отправлять не могли. Так закончилось использование пейджера в эфире на тот момент, хотя сообщения мне шли еще пару недель. Только я их уже не зачитывал.

На четырехлетие «Микса» учредитель радиостанции выдал нам для прямых эфиров свой личный сотовый телефон, «кирпич» Motorola MicroTAC – тогда это было настоящим прорывом. Мы могли прямо с улицы позвонить в студию и вести прямой эфир с места событий. Увы, такая щедрость со стороны учредителя была нечастой.

– Как скоро после начала работы на радио ты начал ощущать себя «звездой»? На улицах узнавали?

– На улицах не узнавали, конечно. Все-таки ди-джей на радио – это человек, которого слушают, а не смотрят. Но периодически во время разговоров всплывало: «У вас голос такой знакомый, вы случайно на радио не работаете?» Что касается «звездности» – наверное, каждый, кто добивается успеха, рано или поздно проходит через звездную болезнь. Но жизнь быстро всё расставляет по своим местам и находит повод окунуть в суровую действительность. Меня это тоже не миновало.

– Я слышал, что радиоведущие могли ездить на такси бесплатно, под обещание таксисту передать привет в эфире. Это так?

– Такое случалось. Не скажу, что постоянно, но довольно часто этим девчонки баловались. Парни тоже иногда пользовались такими вещами. Денег у нас особо не водилось, а добираться до эфира иногда надо было очень оперативно, потому и договаривались с таксистами. Тем приятно, нам было не накладно. Сидишь в эфире, заходит коллега и говорит: «Слушай, там меня до работы довезли, передай, пожалуйста, ему поздравление с каким-нибудь праздником и песню такую-то поставь». Передавали, шли коллегам навстречу.

– Я слышал, что записывали альтернативные матерные ролики. Можно узнать об этом поподробнее?

– На «Миксе» каких-то особенных альтернативных роликов не записывали. Конечно, у звукорежиссеров были свои нарезки из смешных моментов, возникавших в процессе записи роликов и заставок. На записи обычно раскрепощаешься, вживаешься в роль, стараешься шутить. Самые интересные моменты звуковики потом сохраняли и склеивали во что-то шуточное. Альтернативные (в том числе и нецензурные) рекламные ролики создавались другими людьми и на другой станции. Естественно, они были только для внутреннего пользования.

– Из-за чего произошел переезд из Театра оперы и балета в Гремячево? Что стало с радиостанцией после этого?

– Я, конечно, финансовыми делами не заведовал, но, судя по разговорам, у «Микса» накопились довольно серьезные долги за аренду. В какой-то момент Быков, тогдашний директор театра, и Диомидов, учредитель радиостанции, не смогли договориться, и договор был расторгнут. Многие ди-джеи, и я в том числе, расценили переезд в Гремячево как катастрофу. Мы пытались разговаривать с Диомидовым, но ответ был один: не нравится, увольняйтесь. Я, наверное, неделю колебался, но потом всё же приехал в промзону в Гремячево. Радио – это болезнь, от которой довольно трудно избавиться, поэтому еще несколько месяцев я там проработал. Но многие уволились. Кто-то на «Вашку» перешел, кто-то ушел в никуда. После переезда в Гремячево состав радиостанции серьезно обновился.

– А ты застал период работы «Радио Микс», когда там начали крутить чувашскую музыку?

– Да, это произошло уже после переезда радиостанции в Гремячево. Учредитель радиостанции в тот момент, насколько я помню, начал активно участвовать в жизни Чувашского национального конгресса. Итогом стала часовая музыкальная программа на чувашском языке, которая выходила днем в субботу. Ее создавали другие люди, без участия самой радиостанции, нам только привозили запись на мини-диске. Я нормально отношусь к чувашской культуре. В ней есть потребность у большого количества людей, которые говорят на чувашском языке, шоу чувашских исполнителей собирают полные залы. Хотя в тот момент для нас, работавших на радиостанции, появление такой программы среди рока и зарубежной музыки было настоящим шоком.

Но с учетом того, что после переезда в Гремячево вмешательство Диомидова в деятельность радиостанции стало тотальным, приходилось подчиняться и ставить эту программу в эфир.

Вообще я вспоминаю то время с теплотой, несмотря ни на что. Да, денег не было, существовали проблемы, но была масса возможностей, энергии, добра вокруг. Плюс ко всему именно работа на радио позволила мне познакомиться с очень большим числом прекрасных людей, с которыми мы продолжаем общаться и сейчас. Была мысль в 2018 году, когда «Миксу» исполнилось 25 лет, отыскать отбивки и заставки, попробовать кого-то из старого состава позвать и устроить на один день онлайн-вещание, вспомнив, как оно было. Но не сложилось, увы. Может, в будущем получится, кто знает.

---------------------------

Обсуждение на форумах: https://forum.na-svyazi.ru/?showtopic=2859843 (в теме много дополнительной информации)

Текст — Алексей Радченко, интернет-проект «НА-СВЯЗИ.ru»

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded